Центр финансовых расследований
Центр финансовых расследований
Центр финансовых расследований

Алексея Хотина не отпустили к кредиторам

 

 

В понедельник на три месяца были продлены домашние аресты акционеру ПАО «Банк "Югра"» Алексею Хотину и двум другим обвиняемым в особо крупной растрате из банка, Дмитрию Шиляеву и Алексею Нефедову. Защита и сами обвиняемые просили смягчить им меру пресечения до запрета на определенные действия, чтобы активно участвовать в разрешении долговых проблем «Югры». В частности, был предложен семилетний план, по которому господин Хотин за счет своих активов готов был погасить всю задолженность.

Обращаясь в Басманный райсуд, следователь Следственного комитета России просил продлить домашний арест экс-главы «Югры» Алексея Хотина, бывшего президента кредитной организации Алексея Нефедова и председателя правления банка Дмитрия Шиляева, обвиняемых в особо крупной растрате (ч. 4 ст. 160 УК), до марта 2020 года. Свое требование следователь мотивировал тем, что участникам расследования необходимо допросить несколько десятков человек; изучить двадцать терабайтов информации, записанной на различных носителях, а также получить результаты различных экспертиз. В свою очередь иные меры пресечения, залог и запрет определенных действий, не обеспечат сохранность обвиняемых для будущего суда, поскольку они могут скрыться, полагает следствие.

— А что уже сделано следствием? — поинтересовалась судья Евгения Николаева.

— Допрошено более 300 лиц, подготовлено столько же запросов и ответов, назначены комплексная бухгалтерская и финансово-экономические экспертизы, а также другие исследования,— удовлетворил любопытство судьи представитель СКР.

Выступая в суде, Алексей Хотин начал с инкриминируемой ему растраты 7,5 млрд руб.:

— Что касается злодеяния, которое мы якобы совершили, то хочу отметить, что никто из нас ни рубля не получил от кредитов, которые следствие считает криминальными. А ситуация с банком произошла из-за отзыва лицензии, что стало страховым случаем.

Также он отметил, что вознаграждение юристам, которые привлечены для процедуры банкротства банка по договорам с АСВ, предполагается в размере 10% от поступивших денежных средств, что при стоимости активов банка в 300 млрд руб. может составить 30 млрд руб., что может свидетельствовать о заинтересованности указанных лиц в уголовном деле.

По словам господина Хотина, кредитная политика «Югры» находилась под контролем ЦБ, которым проверялась экономическая обоснованность всех крупных займов. Залоги, полученные под кредиты, отметил он, в полтора-два раза превосходили их стоимость. Банкир добавил, что его выводы подтверждаются решениями различных судов.

— А по ходатайству следствия что можете сказать? — спросила судья.

— Прошу не продлевать домашний арест,— сказал банкир.

Его защитники Александр Нарышкин и Игорь Мардиросов просили в удовлетворении ходатайства следователя о продлении домашнего ареста отказать. Адвокаты мотивировали это тем, что их клиент, как один из основных бенефициаров банка, как никто другой заинтересован в полной выплате всем кредиторам, и его участие в процедурах банкротства, проводимых АСВ, помогло бы минимизировать потери вкладчиков, а также юридических лиц-клиентов «Югры», от чего он лично отстранен.

Пока же, как сообщил представитель пострадавших вкладчиков Алексей Еремеев, АСВ неэффективно расходует средства «Югры»:

— Для собраний снимаются неоправданно дорогие помещения. Юристам, привлеченным агентством, ежемесячно выплачивается от 8 до 10 млн руб.,— отметил, в частности, он.

По версии господина Еремеева, «Югра» была вполне устойчивым банком, который, возможно, обрушили, чтобы получить активы Алексея Хотина, а также заложенное имущество. Среди последнего, отметил господин Еремеев, имеются, например, нефтяные скважины с лицензиями на добычу.

Судья Евгения Николаева, по ходу слушаний обещавшая подумать о том, чтобы разрешить банкиру Нефедову прогулки с его малолетними детьми, возможно, забыла про это, просто продлив всем троим обвиняемым домашний арест до 18 марта.

Лицензия у ПАО «Банк "Югра"» была отозвана ЦБ 28 июля 2017 года в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, снижением размера собственных средств (капитала) ниже минимального значения и других нарушений. В сентябре прошлого года по иску АСВ «Югра» была признана арбитражным судом банкротом. Следственный комитет по обращению ЦБ и АСВ возбудил два уголовных дела о растрате в банке, которые затем были объединены. Причем одной из фигуранток объединенного расследования, экс-руководителю московского филиала «Югры» Нине Черновой, вменили в вину растрату более 283 млрд руб. под видом выдачи необеспеченных кредитов. Однако, согласно выводам экспертов, привлеченных уже защитой, растратить столько денег из «Югры» было невозможно, поскольку данная сумма превышает все его кредиты, выданные юридическим лицам. Последние, согласно отчетности самого банка, не превышали 267 млрд руб. При этом, по данным инвентаризационной ведомости, балансовая стоимость активов банка составляла 301,4 млрд руб., что почти в два раза превышает его задолженность перед АСВ, оцениваемую в 167,1 млрд руб.

Господин Хотин, по данным его представителей, предлагал план по урегулированию задолженности перед АСВ в течение семи лет. В соответствии с ним, выручка от сдачи в аренду 502 тыс. кв. м офисно-складских помещений должна была принести к 2026 году 20,6 млрд руб. Нефтяные активы — 10,1 млрд руб. А большая часть долга, 79,1 млрд руб.— погашена за счет реализации четырех девелоперских проектов: строительства жилых комплексов на Краснобогатырской улице (38,4 млрд), Нижегородской улице (16,4 млрд), в Электролитном проезде (25,7 млрд), а также в Южнопортовом проезде (41,2 млрд). Финальный этап предусматривал продажу офисов и складов, что должно было принести еще 57,2 млрд руб. По данным защиты, 3 сентября финансовый план был направлен в АСВ, а оттуда, очевидно, передан в ЦБ, где его до сих пор рассматривают. В АСВ от комментариев воздержались.

Алексей Соковнин, Николай Сергеев. Газета "Коммерсантъ" №232 от 17.12.2019, стр. 4

Это поиск, сбор и анализ информации о нарушении, связанном с посягательством на недобросовестное [...]
Это процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам [...]
Это комплекс мероприятий в интересах собственника или инвестора, направленных на защиту имущества. [...]