Обращение учредителя

Финансовый университет


"Финансовый университет – один из ведущих вузов страны, признанный в России и известный за рубежом учебно-научный центр..."  подробнее>>>



НОВОСТИ ПО ПРОЕКТАМ

Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


Баннер


imageimageimage


У полиции будущего появятся новые возможности и для предотвращения преступлений, и для вмешательства в частную жизнь граждан

РБК начинает публикацию совместных материалов с проектом «Россия будущего: 2017–2035». Цель проекта, который реализуется Центром стратегических разработок совместно с Министерством экономического развития, — очертить вызовы будущего и понять, готова ли Россия на них ответить.

В последнее время я особенно часто слышу и читаю рассуждения о том, как технологии изменят наше общество. Среди них всевозможные дроны, коррекция генома, инструменты для больших данных, искусственный интеллект, блокчейн и многое другое. Что-то из этого уже является «осязаемым настоящим», а что-то пока «настойчивым будущим».

Рискну сделать свои прогнозы и предложить один из многих сценариев, которые могут нас ждать, — обозначить, с какими вызовами наше общество столкнется и как изменится система правонарушений и работы с ними.

Цифровая личность

Как убедиться, что вы это вы? Помимо предъявления паспорта и других документов. На расстоянии тысяч километров.

Технологии цифровых паспортов (digital identity) позволяют это сделать уже сейчас. В России это авторизация через Госуслуги (система ЕСИА), позволяющая получать информационные услуги дистанционно. В Новой Зеландии это проект цифровой личности гражданина RealMe, изначально спроектированный так, чтобы бизнес мог легко подключить его к своим услугам.

Такие проекты запускаются во многих странах, поэтому можно ожидать, что в ближайшем времени все операции, требующие подтверждения личности, будут проходить через подобные сервисы идентификации.

Я уверен, что к 2035 году цифровая личность будет автоматически создаваться при рождении ребенка. Она будет даже у тех долей процента населения, которые не будут пользоваться интернетом. Цифровая личность будет аналогом максимально персонифицированного учета каждого. По своему выбору гражданин сможет лишь активировать собственный доступ к данным, но информация о нем будет собираться и без его воли и желания.

Произойдет это, скорее всего, добровольно, так же, как и сейчас большинство готово отдавать крупнейшим data-корпорациям всю свою переписку, историю браузеров, личные сообщения, фотографии и видео. Точно так же граждане будут воспринимать свои цифровые личности как должное, поскольку именно они позволят им обеспечить удобное получение не только государственных услуг, но и всех услуг, предоставляемых коммерческими компаниями.

В одной связке

То, что происходит сейчас в отношениях государства и data-корпораций, пока еще кажется сиюминутными альянсами. Data-корпорации запрашивают данные от госорганов, например по движению транспорта или по метеодатчикам, государство же пытается получить их данные, к примеру по автотрафику. Но это лишь прелюдия к еще более доверительным отношениям. В странах без сложившейся культуры защиты прав потребителей и избирателей неизбежно нарастание кооперации между data-корпорациями и государственными органами.

У государства уже сейчас есть потребность в данных, которые находятся в соцсетях, в точной идентификации гражданина в электронной переписке, в получении конфиденциальных данных при проведении расследований.

У data-корпораций есть интересы в получении концессий на государственные системы, в переупаковке и продаже госданных, но их первичные интересы — в учете их бизнес-моделей при госрегулировании.

Первые годы бездумного регулирования интернета были не чем иным, как принуждением data-корпораций к тому, чтобы договариваться с государством. У меня нет сомнений, что без активного вовлечения общества к 2035 году государственные органы и data-корпорации договорятся и государство получит доступ к данным граждан, в том числе персональным.

Роль людей в интернете вещей

Много пишут о том, что скоро каждый холодильник, каждая кофемолка и всё-всё-всё будет подключено к интернету, но мы уже и так к нему подключены — через мобильные телефоны, которые почти всегда с нами.

С развитием и популяризацией интернета вещей к нему может быть подключено всё что угодно — от кроссовок до ожерелий и сережек, от скейтбордов до велосипедов.

Главное изменение, которое предстоит, — это рост числа окружающих нас датчиков. Они будут выполнять самые разные роли: от сбора информации о нашем здоровье до взаимодействия с окружающей цифровой инфраструктурой. Эти датчики могут предоставлять информацию не только о нас самих, но и обо всех, кто рядом с нами в тот или иной момент времени.

И если сейчас мы уже не удивляемся персональным видеорегистраторам у каждого инспектора, то в будущем столкнемся с тем, что они могут быть у каждого госслужащего, у каждого дружинника, и срок хранения этих записей может быть ничем не ограничен. С каждым годом число «невидимых» областей, не закрытых статичными или передвигающимися видеокамерами, будет сокращаться.

Новые и старые преступления

Какой будет преступность в этом относительно недалеком будущем? «Классические преступления» будут оставлять гораздо больше цифровых следов, чем когда бы то ни было. Проверка датчиков резко упростит проверку алиби подозреваемых и свидетельских показаний. То, что мы видим сейчас, — анализ данных сотовых операторов, активности человека в Сети и многое другое — будет многократно усилено.

Главным отличием новых преступлений будет тщательное планирование, знание современных технологий преступниками и гонка вооружений с правоохранительными органами.

Эти преступления будут происходить в совершенно ином мире. В мире, где большая часть людей находится под постоянным наблюдением, где можно будет отследить каждую купюру, если, конечно, наличные деньги еще останутся.

Новые преступления будут происходить с использованием технологий, на которые многие сейчас возлагают надежды. Например, станет возможным удаленный захват хакером автомобиля, управляемого искусственным интеллектом, и использование его как орудия убийства. Или же нарушение работы городских систем управления водоснабжением, электричеством. Или же слежка за человеком с помощью его гаджетов.

Чтобы противодействовать подобным преступлениям, правоохранительным органам придется быть вровень или даже на шаг впереди преступников. Их преимуществом будет сбор огромного объема данных, многие из которых накапливаются уже сейчас, но не все еще применяются на практике.

Однако эта возможность одновременно и огромный соблазн. Понадобится государственный и общественный надзор за правоохранительной системой, чтобы предупредить превышение полномочий сотрудниками полиции и следователями.

Профилактика или контроль?

В мире уже есть несколько стартапов, создающих сервисы по прогнозированию преступлений, что позволяет, например, оптимизировать маршруты полицейских машин. Это то, что происходит сейчас, даже без анализа действительно больших данных.

Предположим, что в относительно близком будущем появятся сервисы и алгоритмы, предсказывающие потенциально преступное поведение. Если чип мониторинга здоровья будет у каждого человека, то так ли сложно будет отслеживать не только уровень сахара в крови, но и вспышки ярости, страха и проявления агрессии?

Если механизмы социальных рейтингов, аналогичных китайскому, будут внедрены, то не получит ли полиция возможность отслеживать скопления людей и реагировать, если это группы лиц с низким социальным рейтингом?

Появится ли у правоохранителей возможность отслеживать по ключевым словам переписку пользователей и с помощью искусственного интеллекта определять преступные намерения?

Что, если вся история браузеров будет доступна не только вашему провайдеру, не только на вашем компьютере, но всегда аккумулироваться в системах спецслужб и полиции? И получат ли они право оперативно реагировать, обнаружив какие-либо противоправные материалы?

Надзор за правоохранительной системой, за органами власти, за компаниями, использующими большие данные в целях манипуляции потребителями, неизбежно потребует наличия институтов защиты прав граждан в современном цифровом мире.

Добровольное будущее

На самом деле мы до конца не знаем, каким будет наше будущее. Как когда-то было сложно предсказать развитие интернета, так и сейчас остается много неизвестных в том, как повернется развитие общества и технологий.

Можно быть уверенными только в одном: это будущее, на которое мы можем повлиять. Станет ли нашим выбором будущее, в котором проводится взвешенная государственная политика, соблюдается баланс общественных и личных интересов, существует эффективный надзор за теми, кто будет обладать наибольшей властью — властью знать о нас больше, чем мы сами?

Один из шагов в защите интересов российского общества — это начало цифровой трансформации Генеральной прокуратуры. Уже сейчас принципы высокотехнологичного надзора, закладываемые в развитие именно этого государственного органа, могут позволить защитить права граждан в современной цифровой среде. А на специальный адрес Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript можно направлять свои предложения о том, как Генпрокуратура может это делать прямо сейчас.

 

ОБ АВТОРАХ

Иван Бегтин
Председатель экспертного совета по цифровой трансформации при Генеральной прокуратуре

РБК №99 (2596) / от 09.06.2017

Печать PDF

Судебная
экспертиза

 

Судебная экспертиза

Судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом...

Читать далее...

Внутренний
контроль

 

Внутренний контроль

Система внутреннего контроля – это комплекс скоординированных мероприятий с использованием научной базы...

Внесудебное урегулирование

 

Внесудебное урегулирование

Внесудебное урегулирование представляет собой поиск, сбор и анализ информации о нарушении, связанном с посягательством...

Читать далее...